Перейти на украинский язык Перейти на русский язык Перейти на английский язык

«Дні що наближали перемогу»

Харків’яни продовжують розповідати про свої враження, про свою біль та на віру в нашу перемогу.
Маріанна Хмельник, молода науковця, кандидатка фізико-математичних наук розповіла про щирість українців, що у складні часи підтримують один одного, допомагають виживати та вірити в перемогу.
Сергій Валенко, пенсіонер, який відвідував нашу літературно-музичну вітальню «Слобожанщина», поділився своїм болем і сумом від зруйнованого центру рідного Харкова. Але наш Кобзар стоїть, надихає харків’ян і вірить в нашу перемогу! 
 
Марианна Хмельник

Двадцатый день войны
 
Осенью я купила квартиру. Двухкомнатную, в хорошем спальном районе, возле метро. Купила сама, без кредитов и долгов и как раз к своему тридцатипятилетию. Квартира обошлась мне не очень дорого потому, что жили в ней отпетые алкаши и она требовала капитального ремонта. Но и с этим мне повезло – бригада строителей оказалась толковой и профессиональной. Ребята работали на совесть с восьми утра до восьми вечера. Пилили, сверлили, гремели, тарахтели… Одним словом – доводили соседей до белого каления. Я приходила каждый день посмотреть, как движется работа и встречала на лестнице своих недовольных соседей. Некоторые из них кивали мне в знак приветствия, некоторые интересовались окончанием ремонта, а кто-то просто молча пробегал мимо. Но вот сосед с первого этажа устраивал и мне, и моим мастерам настоящую адскую жизнь. Сосед Петрович, военный пенсионер лет 75-ти, каждый день тарабанил в дверь, устраивал скандалы рабочим, поджидал меня у подъезда и выговаривал мне свои претензии, грозил полицией и штрафом.  На мои робкие оправдания не реагировал, напрочь забыв о тех безобразиях, которые вытворяли алкаши ставя на уши весь дом. 
Петрович был главным по подъезду, поэтому вникал во все, ставил на место жильцов вместе с председателем нашего кооператива Машей, крепкой одинокой бабкой лет 80-ти. Маша наслаждалась властью, но при этом требовала, чтобы ее называли просто Маша. 
Я очень расстраивалась, но строительные хлопоты отвлекали меня от дурных мыслей. Я носилась по строительным магазинам, выбирала плитку, обои, сантехнику. В мебельном заказывала кухонный гарнитур с мраморной столешницей, с навороченной посудомойкой и плитой…
И вот, наконец, к самому Новому году мой ремонт закончился. Взгляды соседей сразу подобрели, и только один Петрович продолжал хмуро смотреть на меня. Суета переезда спасала меня от самоедства по этому поводу, я просто кивала Петровичу и бежала по своим делам.
Моя практичная и всезнающая подруга Люська настоятельно рекомендовала мне купить кошку, чтобы пустить ее первой в новую квартиру. Я не спорила с Люськой, а просто купила в зоомагазине золотую рыбку в круглом аквариуме и назвала эту рыбку Антоном.
Я была на пике блаженства. Целыми днями ходила по своей красивой квартире, наслаждаясь уютом и покоем. 
Люська предлагала объединить новоселье с празднованием Нового года и устроить большой шумный праздник. Но мне не хотелось никаких праздников, ни шумных, ни тихих. Новый год я всегда встречаю одна, а шумные праздники нам устраивает начальство – корпоратив и премия.
Люська сразу перешла к ее любимой теме:
- В чем ты собираешься идти в люди? В своих мрачных футлярах. У тебя есть квартира! Теперь тебе надо позаботиться о личной жизни. Ты должна быть яркой, соблазнительной, легкой, веселой… Ну модной наконец!
Я очень люблю свою подругу Люську за ее веселый нрав, за неунывающий характер, за ее наивную веру в то, что за углом ждет счастье. Люську бросил муж с двумя маленькими детьми и куда-то уехал. Люська осталась жить с бывшей свекровью в хибаре с частичными удобствами. Но и в такой ситуации  Люська не унывала – таскала детей на бесплатные  кружки и секции, как-то мирилась с вечно ворчащей свекровью, перешивала сама себе умопомрачительные наряды и ждала за углом новое счастье.
Люська притащила мне свое шикарное розовое платье с неприличным декольте, перешитое из когда-то выходного платья ее свекрови. Парча переливалась серебром, напоминая ракушки, а высокий разрез должен был, по мнению Люськи, свалить наповал всех моих потенциальных женихов.
Я не стала расстраивать Люську, взяла платья, но на праздник пошла в своем черненьком.
После Нового года соседи начали меня замечать, мы  уже не только кивали друг другу при встрече, а и обговаривали какие-то житейские темы.
Как и прежде я много работала. Приходила поздно. Наслаждалась тишиной и уютом своей новой квартиры. Меня радовали и отлично подобранные обои в светлых тонах, и удобная современная мебель, и отличная бытовая техника на все случаи жизни, и мой туалет с розовой плиткой с красивым фризом с цветочным орнаментом за которым я бегала по всему городу. Жизнь моя была тихой и спокойной. Я ждала весны и отпуска…
24 февраля я проснулась от взрывов, долго лежала в кровати и пыталась себя убедить в том, что это не война. Позвонил начальник, сказал, что на работу пока мы ходить не будем, что нужно быть всегда с ним на связи и ждать распоряжений. Я в пижаме побрела на кухню, налила чай и стала думать о том, что теперь будет и что теперь делать…
Днем позвонила Люська, она что-то громко кричала, но я поняла только то, что она ко мне заедет. Она приехала через два часа со своим соседом. Сказала, что она с детьми и со свекровью едут на Западную Украину, а сосед Гриша со своей семьей едет тоже  и их отвезет всех на своем автобусе. Люська привезла мне какие-то продукты, которые они с собой не берут, а сосед Гриша почти торжественно вручил мне от себя большую, но уже начатую банку растворимого кофе. Опять послышались взрывы, мы с Люськой обнялись, и она торопливо побежала по ступенькам увозить свою семью от войны…
Я разложила Люськины продукты и посчитала свои запасы. На месяц мне точно должно хватить. 
Дни текли медленно, новости были противоречивые – кто-то обещал окончание войны через неделю, кто-то через месяц.
Люди после комендантского часа выскакивали на улицу и бежали в магазин за продуктами. А мне не хотелось выходить из квартиры, не хотелось покидать свой уютный новый дом…
Я проснулась, посидела в кровати, слушая тишину. Через минуту за окном раздался жуткий взрыв, следом еще один и еще. Так начался двадцатый день войны.
Я медленно поплелась на кухню. Есть совсем не хотелось. Покормила своего Антона сухим кормом, а он не спеша плавал в своем аквариуме и таращил на меня свои круглые глаза. Взрывов и бомбежек он не боялся, лениво плавал и ел свой корм, которого у меня было огромное количество. Мой взгляд наткнулся на банку с кофе, которую мне подарил Люськин сосед Гриша, и хотя я не люблю растворимый кофе решила все же выпить его.
После обеда начался очередной обстрел. Я опять бегала из комнат в туалет, долго сидела на своем навороченном унитазе, обхватив голову руками, а когда наступала тишина, пыталась занять себя каким-то делом.
Я выглянула в окно и увидела, как Петрович с дворником чистят снег, а рядом с ними стоит наша председательша Маша и дает ценные советы.
Посмотрела новости. Послушала Аристовича. Позвонила сослуживцам.
И вдруг в мою дверь позвонили. От неожиданности я вздрогнула. Почудилось? Но через минуту звонок повторился и раздался стук. Я даже не спросила кто там, просто распахнула дверь. На пороге стоял Петрович с желтым пакетом в руках. Я вытаращилась на него, не понимая, что я сделала не так. А Петрович командным голосом пробасил:
- Дочка, там гуманитарную помощь привезли. Лифты не работают надо на первом этаже получать.
Мои щеки обожгли горючие слезы. Я, молча, таращилась на Петровича, глотая слезы…
 - Ну ладно, дочка, бери мою… – забасил Петрович и сунул мне в руки свой пакет – Я себе сейчас возьму…
Спускаясь по ступенькам, он громко крикнул:
- Маш, оставь мне. Я в 121-ю отнес.
Я зашла в свою квартиру, прямо у двери сползла на пол, обливаясь слезами. Я плакала впервые за всю свою  взрослую жизнь. Плакала из-за бестолковой, жестокой войны и от того, что у нас хорошие люди, и от страха, и от того, что за углом не стоит счастье…
Наплакавшись в волю, я опять побрела на кухню разбирать пакет. В нем лежали два свежих батона, три пачки печенья «К чаю», палка сухой колбасы и банка сгущенного какао.
Сегодня готовить ничего не буду. Буду вечером пить чай с гуманитарным печеньем. Открыла холодильник, положила колбасу. В углу обнаружила сморщенное красное яблоко. Яблоки до войны я покупала в супермаркете. Большие красные яблоки с блестящей кожурой и толстыми хвостиками. Красивые яблоки имели травянистый вкус. Я откусила кусок от яблока и засунула его в карман.
Скоро комендантский час. На лестнице послышались шаги. Это соседи с третьего этажа идут ночевать в метро. Моя ровесница Лена, худенькая девушка  с большими серыми грустными глазами, ее трехлетняя дочка и очень полная мама с больными ногами. Они каждый вечер спускаются в метро, а утром возвращаются домой. Я сквозь штору наблюдала за тем, как мои соседи с сумками иду по дорожке. Поставила чайник на плиту, раскрыла пачку печенья… и вдруг раздался оглушительный взрыв, через секунду еще один… Не контролируя себя, бросилась к окну. В темноте я хотела разглядеть своих соседей. Нет ничего не видно и ничего не слышно. Шарахнул еще один взрыв и отбросил меня к стенке. Я поднялась и тупо поплелась в туалет.
Всю ночь я бегала в туалет, пережидала обстрел, возвращалась в спальню и через минуты бежала назад. Вымотавшись в конец, забылась в тревожном полусне на своем навороченном унитазе.
Проснулась от звука, который несколько секунд не могла различить. На лестнице толи шорох, толи шаги… и вдруг  детский голосок тихо напевает:
- Прилетит вдруг волшебник в голубом вертолете…
В голове пронеслось – живы, мои соседи живы! Жива трехлетняя малышка, жива ее мама Лена, жива и бабушка с больными ногами…
Второй раз за всю свою взрослую жизнь я плачу навзрыд. Обхватив голову руками, рыдаю, сидя на своем унитазе, а под моими ногами валяется надкушенное красное яблоко. Мне по-детски хочется, чтобы прилетел волшебный вертолет и закрыл над всеми нами небо, остановил эту тупую, подлую, бессмысленную войну…
Так начался двадцать первый день войны.
 
Сергій Валенко

Кобзар з нами…
 
Сьогодні я вперше за час війни пройшовся центральними вулицями рідного Харкова. Серце стискалося кожного разу, коли я бачив зруйновані архітектурні пам’ятники, уламки нищівного ворожого заліза, площу Свободу вкриту вирвами, понівечений старовинний сад Шевченка… А ось пам’ятник Кобзареві стоїть як добрий знак харків’янам – ми сильні, ми незламні!
Харків’яни завжди шанували пам'ять про славетного українського поета Тараса Григоровича Шевченка. Ім’я поета носять і театр, і вулиця, і завод… Шевченківські дні харків’яни відзначають масштабно та гучно з піснями і віршами великого Кобзаря, а пам’ятник  Тарасу Григоровичу Шевченку завжди потопає у морі живих квітів…
Харків відомий як місто, де був встановлений один з перших пам’ятників Тарасу Григоровичу Шевченку. Ініціаторами створення першого пам’ятника Кобзареві в Харкові була родина Алчевських. Бюст роботи В. О. Беклемішева у 1898 році було встановлено біля садиби самих Алчевських. У 1932 році цей бюст було передано до Картинної галереї Шевченка і зараз цей експонат знаходиться у Києві у державному музеї поета.
Пам’ятник Кобзарю, що зараз прикрашає вхід до саду Шевченка, є одним із символів нашого міста, визначною міською монументальною пам’яткою. Цей монумент вважається одним з найкращих пам’ятників Тарасу Григоровичу Шевченку у світі.
Цікава ідея талановитого скульптора Матвія Манізера полягала в тому, щоб показати видатну постать Тараса Григоровича Шевченка на тлі його відомих  літературних героїв.
У створенні скульптур, близьких до літературних шевченківських образів, допомогу скульптору Матвію Манізеру надали майстри української театральної сцени – актори харківського  театру «Березіль», які згодом стали народними артистами СРСР і відомими акторами. 
Талановиту акторку Наталю Ужвій ми бачимо в трагічному образі бідолашної Катерини з немовлям на руках.  Актор Амвросій Бучма відтворив образи гайдамаки та селянина з дорном на плечах, а актор Іван Мар’яненко – найвиразніший образ старого нескореного запорожця. В образі молодого хлопчини з косою та кріпака в кайданах постає талановитий актор Олександр Сердюк, а актриса Сусанна Коваль відтворила зворушливий образ дівчини-кріпачки... «Це були першокласні художники! Все життя я їм буду дуже  вдячний…» - казав Матвій Манізер про талановитих акторів харківського театру «Березіль».
Для харків’ян пам’ятник Кобзарю завжди був улюбленим містом зустрічей, містом святкувань, містом боротьби за нашу Україну!
Сьогодні харків’яни ретельно вкрили свою святиню, закрили Кобзаря мішками з піском від ворожих ударів, щоб залишився пам’ятник-красень навічно з нами. 
Війна закінчиться. Ми знов прийдемо до пам’ятника Кобзареві, покладемо квіти, почуємо його невмирущі вірші та уславимо усіх героїв України…


На нашому сайті з'явився ресурс, який допоможе знайти найближчу до вас бібліотеку, дізнатися, як з нею зв'язатися і скористатися її послугами. Будемо ближче в цифровому і реальному світі!
Календар подій
ПнВтСрЧтПтСбНд
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Банери партнерів

Проверка тИЦ и PR
Центральна міська бібліотека ім. В. Г. Бєлінського

Адреса: Україна, Харків, 61058, вул. Данилевського, б. 34
Телефон: (057) 705-19-90.
Телефон: +38 097-158-98-41.
E-mail: citylibbelin@gmail.com
Розклад роботи - з 10.00 до 18.00
Вихідний день – вівторок, влітку: субота та неділя
Санітарний день – останній день місяця
Детальна контактна інформація
©Copyright ЦМБ ім. В. Г. Бєлінського
2011-2022